Рублев Андрей

Великий русский иконописец XV в.; инок Троицкого монастыря; входил в ближайшее окружение Сергия и Никона Радонежских. Существует гипотеза о том, что отцом Андрея был иконописец Ивана Калиты и Семена Гордого Иван. Основы отцовского ремесла будущий художник познал в монастырской иконописной мастерской.

Сведения о Рублеве весьма скудны. Различные моменты из жизни художника запечатлены в миниатюрах рукописей XVI — XVII веков (Лицевого летописного свода; «Жития преподобного Сергия»), на которых мастер изображен почтенным старцем в монашеских одеждах, с окладистой бородой. В «Житии Сергия Радонежского» о нем сказано: «Андрей иконописец преизрядный и всех превосходят в мудрости зелне...». Современники называли его также «мужем в добродетели съврьшенным». Добродетель, мудрость и нравственная чистота автора смотрят на нас глазами написанных им святых ликов. Основное отличительное качество его работ — их глубокая человечность.

Впервые имя Рублева упоминается в летописи под 1405 г., когда он вместе с «Феофаном иконником гречином» и «Прохором старцем с Городца», «начаша подписывати» Благовещенский собор Московского Кремля. Прохор вероятнее всего был учителем Рублева, а Феофан первым приобщил его к монументальному стилю. В работе принимали участие и другие художники — она была «артельной».

Самостоятельное творчество Рублева началось в 90-х годах XIV в. с росписи алтарных столбов Успенского собора на Городке в Звенигороде, куда его пригласил вместе с другими троицкими иконниками князь Юрий Дмитриевич. На южном столбе в верхней части сохранилось поясное изображение Лавра в круге, под которым на писаны триумфальный крест и Варлаам и царевич Иласаф в рост; на северном ее сохранился фрагмент полуфигуры Флора в круге, а под ним — триумфальный крест и фигуры Пахомия и ангела. Классически ясная форма, симметричная композиция, светлая локальная палитра изображений медальонах свидетельствуют в пользу предположения об авторстве Рублева.

Найденные в звенигородском собор иконы деисусного чина, две из которых «Спас» и «Архангел Михаил», бесспорно принадлежат кисти Рублева (ГТГ, см. «Звенигородский чин»), уже демонстрируют выдающееся живописное мастерство. Лик «Спаса» поражает благородством черт и глубиной светящейся в глазах мысли. Если верно предположение о том, что Рублев в числе других русских иконников бывал в Византии, становятся понятными истоки той высоко; художественной культуры, которая проявляется в его произведениях.

Вместе с Даниилом Черным, дружба с которым прошла через всю его жизнь, Рублев работал над миниатюрами-иллюстрациями Евангелия Хитрово и Морозовского Евангелия из Успенского собора Московского Кремля. В миниатюре, изображающей ангела — символ Евангелиста Матфея из Евангелия Хитрово силуэт фигуры обобщен, цветовые сочетания мягко сгармонизированы; он легко скользит по золотому небу в светлой воздушной дымке; фигура, складки одеяний, движения, выражение нежного личика пронизаны глубокой одухотворенностью. Рублев — мастер символического образа. В клеймах храмовой икон: Архангельского собора Московского Кремля — «Архангел Михаил с деяниями (1399) он сумел спроецировать современные события (спасение Москвы от нашествия Темир-Аксака) на библейский сюжет об избиении архангелом Михаилом ассирийского войска.

Среди икон Благовещенского собора к московского Кремля почерк Рублева узнается в статуарной фигуре Богоматери, обладающей всеми признаками подлинной монументальности формы и образа. Живопись коны, при всем лаконизме формы, поражает своим колористическим богатством мощный цветовой аккорд дает сочетание глубокого синего тона мафория, голубого чепца и нежного, светящегося изнутри все тем же неземным светом, охряного лика. В этом образе соединились великая печаль, девственная чистота и глубочайшая духовность. Богоматерь всегда выступает у Рублева носительницей высшей духовной любви, основы и начала начал мироздания.

Иконы праздничного чина были написаны преимущественно второстепенными мастерами, лишь в некоторых видна рука Рублева, например в верхней части «Вознесения» : «Преображения». Последняя — самая прекрасная во всем чине, проникнута настроением лирически просветленного восприятия чуда. Поэзия образа — одна из важнейших отличительных черт искусства Рублева.
В 1408 г. Рублев и Даниил Черный расписали Успенский собор во Владимире. Сохранились принадлежащие кисти Рублева фрески центрального нефа — «Страшный суд», представляющий великое многообразие выразительных характеристик. Потрясает своей динамической глубиной образ апостола Петра в композиции «Шествие праведников в Рай». Он весь напряжен, каждый штрих выражает страстное стремление донести до окружающих веру и истину. Это изображение можно смело назвать типологическим портретом, несущим обобщенный образ проповедника, борца за идею.

Иконостас Успенского собора — самый большой из русских иконостасов. Входившие в состав деисусного чина изображения Богоматери, Христа и Иоанна Крестителя, высотой около трех метров, представляют собой композицию, грандиозную по форме и но силе эмоционального воздействия. Огромные фигуры не кажутся громоздкими; мастера применили к ним оригинальный прием ромбовидного построения — в средней части они широкие, а к голове и ногам сужаются. Цветовая гамма икон, рассчитанная на восприятие с большого расстояния, скупа. Но цвета настолько насыщенны и красивы — темно-зеленый, желтый, красный, сапфирово-синий, густо-вишневый, а цветовые поля настолько обширны, что возникает впечатление большого богатства палитры.

Центральную икону успенского иконостаса — «Спас в силах» и икону апостола Андрея написал Рублев. В связи с этими произведениями ученые часто ставят вопрос о «реализме» искусства Рублева, дискутируя о допустимости применения этого понятия к условному по определению искусству иконы. Можно с уверенностью сказать, что персонажи Рублева реалистичны не в смысле внешнего жизнеподобия, но по степени образного воплощения, по глубокой духовной наполненности. Творчеству Рублева присуще парадоксальное соединение условности и реальности. В каждом образе художник стремился воплотить свой жизненный идеал: нравственная чистота, ясность мироощущения, сила духа. Отсюда их красота и ощущение «одушевленности».

В этом смысле Рублев может быть назван мастером эпохи Возрождения — едва ли не единственным на Руси достойным современником итальянских основоположников ренеесансного стиля, а его искусство можно именовать «живописью» без подразумеваемой применительно к иконописи условности термина. Согласно «Сказанию о святых иконописцах», Никон Радонежский повелел Рублеву «написати образ пресвятыя Троицы в похвалу отцу своему, святому Сергию чудотворцу». И в 1411 г., в самом расцвете творческих сил, Рублев создал свой великий шедевр — «Троицу» (Государственная Третьяковская Галерея). «Троица» — сложнейший сюжет христианской иконографии, многократно дававший повод для богословских споров и различных толкований. В концепции Рублева главенствует мотив единения. В иконе нет повествовательноести евангельского сюжета, нет ни одной лишней детали. Ничто не отвлекает зрителя от наблюдения за неторопливым духовным (без слов) собеседованием трех ипостасей Божества. Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой едины так же, как в человеческой душе уживаются печаль, жертвенность и вера, а людей сближают сострадание и любовь. Именно она более всего интересует художника. В целом образ «Троицы» — это воплощение человеческой любви в самом высоком ее созидательном смысле, «побеждающей ненавистную рознь мира сего». Этому главному замыслу в иконе подчинено все — форма, с ее монументальностью и, одновременно, изяществом, композиция с ее простотой, гармонической симметрией и строгостью соотношений, линейный ритм, с его музыкальной плавностью, цветовая гамма, с ее светоносностью. Высший, неземной свет наполняет собой живописную ткань, источается изнутри ее, заполняет собою цветовые поля. Гармония царит не только в образе, но и в живописном строе произведения, основанном на равнозначности трех составляющих его компонентов — линии, цвета и света.

Андрею приписывается ряд икон из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры (1425 — 1427) — «Спас в силах», «Архангел Михаил», «Апостол Петр», «Иоанн Богослов», «Апостол Андрей», «Георгий». Контур фигур описан плавным параболическим контуром, сообщающим зрителю ощущение их внутреннего движения. Простота и естественность поз дополняют настроение умиротворения, царящее в иконах.

Андрей и его друг Даниил умерли в 1427 г. от «морового поветрия» и погребены в Спасо-Андрониковом монастыре. В 1988 г. Русская православная церковь канонизировала Рублева. Его творчество оказало основополагающее, стилеобразующее влияние на искусство эпохи. У него было много мучеников и последователей, стремившихся перенять его манеру письма, но превзойти мастера никто так и не смог. Уже в следующем, XVI столетии его работы ценились столь высоко, что Стоглавый собор 1551 г. провозгласил их официальным образцом, повелев «писати живописцем иконы с древних образов, как греческие живописцы писали и как писал Андрей Рублев».

Творчество мастера вобрало в себя весь предшествующий опыт иконописи. Недаром Рублев так удачно сумел воспроизвести «Богоматерь Владимирскую» (1408, Владимиро-суздальский государственный музей-заповедник), придав ее чертам и духовному содержанию образа большую жизненную убедительность. На этой основе он сумел выработать тот художественный язык, приемы которого стали эталонными для иконописцев всех последующих эпох. Благодаря живописи Рублева, в русском искусстве навсегда укоренились начала глубокой человечности и идеальные представления о гармоничном мире, преображенном и просветленном красотой и любовью.

Рублев Андрей

Антикварный магазин предлагает Вам ознакомится с Русскими художниками в разделе Энциклопедия.