Никитин Иван Никитич

НИКИТИН Иван Никитич
(около 1680 — не ранее 1742)

Бурная деятельность Петра I по преобразованию государства российского вызывала у последующих поколений россиян неоднозначную оценку. Но среди добрых и худых деяний царя зарождение при нем светской национальной живописи, безусловно, можно занести в колонку его заслуг перед отечеством. Появление же в европейском семействе искусств русского, как окажется в будущем, чудо-ребенка, было связано с рядом живописцев-портретистов во главе с замечательным художником Иваном Никитичем Никитиным.
Именно его представлял иностранцам Петр I, «дабы знали, что есть и из нашего народа добрые мастера». Именно Петр в 1716 году послал Ивана Никитина и его брата Романа совершенствовать мастерство в Италию. После четырех лет пребывания в Венеции и Флоренции И. Никитин — живописец европейского уровня.
Его портреты, написанные в 1720-х годах (Портрет канцлера Г.И. Головкина, Портрет Петра I, Портрет напольного гетмана), достигают высшего мастерства и зрелости. Они реалистичны, выразительны и являются одними из лучших в русской живописи XVIII века.
И.Н. Никитин был человеком независимым, смело отстаивавшим свои взгляды перед сильными мира того. Эта ли или иная причина привели к тому, что во время царствования Анны Иоанновны художник попал в немилость, был арестован, пять лет пробыл в Петропавловской крепости, после которой его сослали в Тобольск. Милостью императрицы Елизаветы Петровны он был прощен, выехал в Москву и где-то в пути умер.
Иван Никитин не написал в соответствии с отпущенным ему талантом. Однако он сделал большее: был одним из первых в ряду художников явившейся миру новой русской живописи.

Иван Никитич Никитин — «Персонных дел мастер», любимый художник Петра I, предмет его патриотической гордости перед иностранцами, «дабы знали, что есть и из нашего народа добрые мастеры». И Петр не ошибался: «живописец Иван» был первым русским портретистом европейского уровня и в европейском смысле этого слова.

И.Н.Никитин происходил из семьи московских священнослужителей. Первоначальное художественное образование получил, вероятно, в Московской Оружейной палате и гравировальной мастерской при ней под руководством голландского гравера А. Шхонебека. В 1711 г. вместе с гравировальной мастерской был переведен в Петербург. Писать портреты, судя по всему, выучился самостоятельно, изучая и копируя имевшиеся в России работы иностранных мастеров. Благодаря своему таланту (а может быть, и родственникам, служившим в придворных церквях), Никитин быстро занял прочное положение при дворе. Петр Великий заметил его способности и отдал в учение к И.Г. Дангауеру

В ранних (до 1716 г.) работах художника ощутима связь с парсунами — русскими портретами конца XVII столетия, с их жестким и дробным письмом, глухими темными фонами, плоскостностью изображения, отсутствием пространственной глубины и условностью в распределении света и теней. Вместе с тем в них есть и несомненное композиционное мастерство, и умение эффектно задрапировать фигуру, передать фактуру различных материалов, гармонично согласовать насыщенные цветовые пятна. Но главное — от этих портретов остается ощущение какой-то особенной реалистической убедительности и психологической достоверности. Никитину совершенно чужда лесть, обычная для парадных портретов.

В 1716-20 гг. И.Н.Никитин вместе с младшим братом Романом, тоже живописцем, находится в Италии. Они посетили Флоренцию, где занимались под руководством Томмазо Реди, Венецию и Рим. Роман Никитин, сверх того, работал в Париже, у Н. Ларжильера. Из Италии И.Н.Никитин действительно вернулся мастером. Он избавился от недостатков рисунка и условностей ранних работ, но сохранил главные свои особенности: общий реализм живописи и прямоту психологических характеристик, довольно темный и насыщенный колорит, в котором преобладают теплые оттенки. К сожалению, судить об этом можно по очень немногим дошедшим до нас произведениям.

Он писал портреты самого императора (несколько раз), его супруги, великих княжон Анны, Елизаветы и Натальи и многих других высокопоставленных лиц. Художник был знаком с приемами главенствующего стиля эпохи — рококо, легкого и игривого, но использовал их лишь тогда, когда это действительно соответствовало характеру модели, как в портрете юного барона С.Г.Строганова (1726). Но пожалуй, лучшим произведением Никитина по красоте живописи, по глубине и сложности психологической характеристики является «Портрет напольного гетмана» (1720-е).
В 1725 г. Никитин в последний раз пишет с натуры царя. «Петр 1 на смертном ложе» (в музее Академии Художеств)— в сущности, большой этюд, исполненный свободно, однако цельный, продуманный и монументальный.
В царствование Екатерины I он поселился в Москве, где его брат, вернувшийся из-за границы несколько позже, занимался, главным образом, церковной живописью.

В 1732 г. Иван Никитин вместе с братьями Романом и Иродионом (протопопом Архангельского собора в Москве) был арестован по обвинению в распространении пасквилей на вице-президента Святейшего Синода Феофана Прокоповича, кстати, тоже выдвиженца и сподвижника Петра. Возможно, этому косвенно способствовала неудачная женитьба художника и последовавший затем развод: родственники бывшей жены стремились всячески навредить Никитину. Да его и так многие не любили за прямой и независимый нрав. После пяти лет казематов Петропавловской крепости, допросов и пыток братьев отправляют в ссылку. Иван и Роман оказались в Тобольске. Они дождались реабилитации после смерти императрицы Анны Иоанновны в 1741 г. Но пожилой и больной художник уже не вернулся в родную ему Москву. Вероятно, он умер где-то на пути к ней. Роман Никитин умер в конце 1753 г. или в начале 1754г.

Никитин Иван Никитич