Крымов Николай Петрович

Надо не только любить природу, а уметь перенести эту любовь на холст, где нужно чутко угадать и размер живописного пятна, и всю тонкость живописных отношений в природе, и ощущение ее красоты.
Крымов Н.П.

...хорошо бы иметь в живописи, как и в музыке, камертон, то есть предмет, который не терял бы своей светосилы ни днем, ни ночью, ни зимой, ни летом, был бы постоянным, не меняющимся от окружающих условий.
Крымов Н.П.

В определении понятия реалистической живописи у нас существует большая путаница. Живописью часто называют и раскрашенный рисунок, и вообще все, что выполнено красками. Некоторые признают только то, что написано жирно, размашисто и не считают живописью то, что написано детально, гладко и скромно.
Крымов Н.П.

Я очень ценю и Дега, и Сислея, и Клода Моне, но разве это мешает мне восторгаться гением Репина? А ведь есть еще и такие, которые отрицают и Левитана, и Серова! Видимо, у этих людей вместо сердца - картошка!
Крымов Н.П.

Меня спрашивают, что важнее: цвет или тон? Я отвечаю: "Какая нога нужнее человеку, правая или левая?"
Крымов Н.П.

Пишите, как угодно, хоть пальцем. Лишь бы было хорошо.
Крымов Н.П.

Я умею писать только кусты и заборы, но это я делаю лучше всех.
Крымов Н.П.

Крымов Николай Петрович (1884-1958)

Творчество Николая Петровича Крымова неразрывно связано с развитием русского и советского изобразительного искусства. Наиболее полно его дарование проявилось в пейзажной живописи. Наряду с живописью он занимался графикой и театральной декорацией. Крымов был художником счастливой творческой судьбы, рано получившим признание. Пожалуй, редкий случай, когда произведение, написанное учащимся второго курса Училища живописи, ваяния и зодчества, приобреталось в Третьяковскую галерею. Именно так произошло с одной из ранних работ Крымова. Его небольшой этюд «Крыши под снегом» в 1906 году был приобретен известным мастером пейзажной живописи Ап. Васнецовым, а затем по рекомендации В.А. Серова, бывшего в те годы членом попечительского совета Третьяковской галереи, в 1907 году поступил в знаменитое собрание отечественного искусства.
Н.П. Крымов родился в Москве 3 мая (20 апреля по старому стилю) 1884 года в семье художника Петра Алексеевича Крымова. Отец будущего живописца преподавал рисование в московских гимназиях и был неплохим портретистом. Он прошел в свое время школу известного педагога Академии художеств профессора С. К. Зарянко.
Петр Алексеевич рано заметил дарование младшего сына, его незаурядные способности к рисованию. После окончания Крымовым реального училища отец сам стал готовить сына к экзаменам в Училище живописи, ваяния и зодчества, которые тот успешно выдержал, и в 1904 году был принят в числе первых. В те годы в училище был очень сильный и авторитетный состав преподавателей.
Поступив в училище, Крымов оказался вовлеченным в живую творческую жизнь большого коллектива молодых художников. Крымов был в гуще этих событий и довольно скоро обнаружил свою симпатию и приверженность новейшим течениям в искусстве. Творческое наследие Крымова раннего периода, охватывающего его ученические годы, отличается разнообразием: работая преимущественно в живописи, он одновременно делал много акварелей, рисунков, увлекался журнальной графикой, пробовал свои силы в области театральной декорации. Однако интерес к пейзажной живописи был преобладающим. «Сумерки», «Пейзаж с луной» (1904), «Летняя ночь» (1905), «Лунная ночь» (1905) — эти работы относятся к первому этапу его творчества. В них Крымов стремился передать настроение покоя и красоту вечерних сумерек, подчеркнуть выразительность необычных силуэтов деревьев.
Работы Крымова, показанные на XXVII выставке картин учеников Училища живописи, ваяния и зодчества в 1904 году, сразу же обратили на себя внимание критики. Они с достаточной определенностью характеризуют круг художественных интересов и симпатий молодого художника, в частности, его большой интерес к творчеству В.Э. Борисова-Мусатова и П.В. Кузнецова. Однако последующие его произведения, изображающие заснеженные крыши домов и уютные дворики,— «Зима. Этюд» (1906), «Солнечный день» (1906), «Мартовский мороз» (1906), «Снегири» (1907), «К весне» (1907)—свидетельствовали о пристальном наблюдении натуры и выборе мотивов, в которых преобладали романтические черты. Таким образом, уже ранние опыты Крымова позволяют отметить одну чрезвычайно важную особенность его творчества — взаимодействие романтической тенденции и натурной основы, опирающейся на живое, непосредственное наблюдение природы. Они нашли своеобразное соединение в его известной картине «К весне», где Крымов не ограничивается только созданием поэтического этюда с натуры. Картина с успехом экспонировалась в 1907 году на выставке «Голубая роза». Общим, что объединяло всех участников выставки «Голубая роза», было стремление к эмоциональной выразительности произведений, перенесение образного акцента в сферу духовных переживаний, «чуткое прислушивание» к отзвукам человеческой души.
С 1907 года Крымов активно сотрудничает с журналами «Золотое руно» и «Весы». В них часто помещаются воспроизведения его работ, художник принимает деятельное участие в оформлении номеров журналов, выполняя многочисленные заставки, виньетки и рисунки к литературным произведениям. В это же время начинается новый этап в творческом развитии Крымова. Он отказывается от камерных этюдных мотивов и создает большие эпические полотна. Обращают внимание размеры холстов, достигающие полутора метров. Перед зрителем предстает прекрасный мир идеализированной природы — величавые громады гор, сосны, песчаные откосы, быстрые горные ручьи. Его пейзажи этого времени напоминают гобелены: художник преображает формы природы — причудливые гирлянды из роз и ветвей деревьев образуют на переднем плане картин своеобразные кулисы, за которыми простираются величественные горные ландшафты («Сосны», «Горный ручей», «Сосны и скалы», все— 1907 г.). Период создания «гобеленных» пейзажных полотен оказался непродолжительным, но плодотворным.
В работах 1908 года («Площадь», «Пейзаж с грозой») наблюдается своеобразный сплав пейзажа с жанром. Обращение к жанру характерно для данного этапа творчества Крымова. В произведениях этого времени наблюдается интерес к примитивизму, ставшему заметным явлением в развитии русской живописи. Благодатной почвой для его развития послужило изучение русской народной культуры. Многие художники внимательно относились к различным ее проявлениям (лубку, игрушке, вывеске и др.), а некоторые из них сами активно способствовали популярности народного искусства, создавая произведения, в которых откровенно использовались приемы, заимствованные в творчестве народных мастеров.
В картине «Туча» (1910) Крымов создал вымышленный образ природы, где существует своя мера красоты. Этот мир совершенных природных форм не сразу раскрывается перед зрителем, в него надо углубиться, проникнуться им, и тогда он начинает покорять своим образным совершенством и гармонией художественного воплощения. Картина «Туча» была показана на выставке «Союза русских художников».
Закончив в 1911 году училище, Крымов вступил на самостоятельный творческий путь зрелым, сложившимся художником. В 1910-е годы молодой художник продолжает разрабатывать в своем творчестве проблему пейзажа-картины. Крымов много экспериментирует, отыскивая новые решения. С 1913 года художник начинает работать на пленэре.
В 1910 году по рекомендации художника B. В. Переплетчикова Крымов вступает в члены «Союза русских художников». Широта творческих позиций этого объединения, его пейзажная направленность импонировали Крымову и давали возможность осуществлять свои поиски в области создания пейзажа-картины. В первые годы после окончания училища Крымов продолжает в своих произведениях развивать принципы, которые столь ярко проявились в работах конца 1900-х годов. На XIII выставке картин «Союза русских художников» он показал две картины — «На заре» (1910) и «На дороге» (1910). В них, как и в ряду стилистически близких произведений последующего времени — «Рассвет» (1912), «Воз сена, выезжающий из леса» (1912), явно обнаруживается стремление к переосмыслению традиций западноевропейской классической пейзажной живописи XVII—XIX веков. В одной группе пейзажей прослеживается интерес к монументальным формам пуссеновского пейзажа, в другой — к более камерным и лирическим по характеру произведениям барбизонской школы. И почти всегда художник включает в свои работы мотивы, напоминающие пасторальные сценки. В ряде картин идиллически-возвышенные интонации в духе Пуссена соединяются с прозаичной, несколько лубочной формой. В произведениях этого времени Крымов выступает как превосходный стилист и импровизатор. Мир его полотен игрушечно-театрален, даже несколько наивен, но вместе с тем удивительно гармоничен и целен в своем художественном воплощении.
Примечательно, что в середине 1910-х годов творчество Крымова отдельными гранями соприкасается с искусством А. И. Куинджи, посмертная выставка которого была открыта в 1913 году. Крымова интересовало в искусстве Куинджи главное — принципы его пластического языка. И в ряде произведений этого времени, таких как «Раннее утро» (1914), «Утро» (1914), «Водяная мельница» (середина 1910-х гг.), прослеживается влияние Куинджи, которое проявилось в принципах пространственного построения картины на основе чередования светлых и темных пейзажных масс, нерасчлененности контуров деревьев, во внимании к аппликативности цветовых плоскостей, в использовании эффектов освещения. Эти же черты нашли свое отражение и в таких более поздних работах, как «Летний день» (1914— 1920), «Река» (1916), «Утро» (1918). В них яркий солнечный свет, встречая па своем пути предмет, с необычайной эффектностью выявляет его окраску. При прямом освещении почти не заметно фактуры поверхности мелких деталей, неровностей — все они как бы поглощаются силой света. Этот принцип решения пейзажного образа на основе синтезирования натурных наблюдений и соединения их с декоративной системой живописи нашли развитие в последующем творчестве.
Особый интерес к цвету предметов, к световым эффектам нашел отражение в его пейзажах конца 1910-х годов, таких как «Первый снег» (1917), «Вечер» (1918), «Зимний пейзаж» (1919), «Утро» (1918). То кратковременное увлечение яркой красочностью пейзажа, которое мы могли наблюдать в произведениях Крымова конца 1900-х годов, через десять лет воплотилось в развитой художественной программе, обогащенной опытом натурной работы и влиянием творчества А. И. Куинджи. В этот период художник как бы вновь открыл для себя радость чистых созвучий цвета, его эмоциональную выразительность. Все пристальнее изучая природу, Крымов постепенно создавал свою художественную систему, которая окончательно сложилась во второй половине 1920-х годов. Пока же он только приближался к ней, продолжая активно и каждодневно работать.
События Октября дали Крымову новый стимул не только для творческой работы, но и для общественной деятельности. Он участвовал в работе Московского Совета по делам искусства. Вместе с другими художниками Крымов выступал за сохранение памятников искусства и старины, горячо отстаивал необходимость бережного отношения к классическим традициям искусства, видя в них основу для построения социалистической культуры.
Начало 1920-х годов связано с новым этапом в творческой биографии Крымова. Условно его можно назвать «звенигородским периодом», так как преимущественно все летние месяцы, начиная с 1920 и до 1927 года, художник жил и работал под Москвой в окрестностях Звенигорода.
В Звенигороде пейзажи Крымова обрели как бы конкретность, в них легко узнаются улочки Саввинской слободы, холмистый рельеф берегов Москвы-реки. Здесь у него сложился круг любимых тем, которые на долгие годы увлекли художника. Одна из них — тема русской деревни («Русская деревня», 1925; «Вечер в деревне», 1927). Он привносит в пейзаж чувство меры и красоты, он упорядочивает его формы, подчиняя законам гармонии.
Последний период творчества Крымова связан с небольшим приокским городком Тарусой. Сюда, на Оку, он приезжал каждое лето работать и отдыхать. Крымов впервые приехал в Тарусу летом 1928 года по приглашению художника В. А. Ватагина, с которым его связывала давняя дружба. Сердечная творческая обстановка, царившая в среде писателей, поэтов, художников, отдыхавших и работавших в Тарусе, была близка Крымову. Приезд в Тарусу оказался для художника решающим, и он до конца жизни связал свою творческую судьбу с этими местами. Здесь, на берегах Оки, Крымов находит новые решения в создании образа природы. Во многих его тарусских пейзажах Ока присутствует либо угадывается за крутыми склонами, за деревьями и кустарниками. Это вносит в картины вольное и свободное дыхание («Таруса», 1931; «Поленово. Река Ока», 1934; «Вечер», 1935; «Перед сумерками», 1935; «Последний луч», 1935). Крымов считал, что самое важное — передать в произведении общее состояние среды. Мало композиционно организовать картину, будь то жанровая композиция, пейзаж или натюрморт, необходимо добиться, чтобы все было цельно, все соответствовало своим местам, главное — «угадать» общий тон, общую светосилу, выражающие конкретное состояние природы.
В Тарусе у Крымова сложился особый тип летнего пейзажа. В его полотнах удивительно точно подмечено состояние, когда жизнь в маленьком городке и его окрестностях в полуденные часы обычно затихает, а природа словно бы впадает в сон. Рассматривая творчество Крымова тарусского периода, нельзя ограничиться только натурными произведениями. В зимнее время художник часто предавался воспоминаниям о летних месяцах, проведенных за городом. Он пишет много пейзажей по памяти. По своему образному звучанию, живописной манере они в значительной мере отличаются от произведений, написанных непосредственно на натуре. В них он возвращается к сочиненным пейзажным композициям, построенным на основе сложившихся классичных пейзажных схем. То же можно сказать и о зимних пейзажах художника, составляющих своеобразную линию в его творчестве. В зимних пейзажах, написанных в Москве, ярче, чем в других картинах, прослеживаются некоторые традиции дореволюционного творчества — интерес к жанру, к развитым многофигурным композициям, к некоторой обобщенности и даже схематичности форм предметов, частичной примитивизации их («Зима», «Зимой в провинции», обе 1933). Несмотря на то что все эти картины написаны по памяти и в них всегда присутствует элемент домысла, они удивительно достоверны в передаче состояния природы, освещения и общего колорита, среды. И в этом нетрудно увидеть их связь с многочисленными этюдами «крыш». Для художника «крыши» были особым миром, который помогал ему в трудные годы болезни никогда не расставаться с живописью. Со второй половины 1930-х годов, будучи уже больным и не имея возможности лишний раз спуститься на улицу вниз по лестнице, Крымов был вынужден работать дома. Отсюда, с четвертого этажа дома в Полуэктовом переулке (близ Кропоткинской улицы) открывался очаровательный вид на крыши старых московских особняков. Наиболее известные произведения этого цикла — «Зима. Крыши» (1934), «Зимнее утро» (1934), «Зима» (1944), «Крыши под снегом» (1946), «Крыши» (1952).
Тяжелые годы Великой Отечественной войны сильно подорвали здоровье Крымова. Все это время он жил в Москве и почти совсем не работал. Сохранились лишь единичные произведения, написанные в этот период. В первое послевоенное лето Крымов выезжает в Тарусу. Художник почти не мог ходить, поэтому балкон дома, где он жил, был переоборудован во временную мастерскую. Открывавшийся с него вид охватывал широкую и разнообразную панораму городка с улицей, садами, спускающимися к берегам Оки. В этом единственно для него доступном участке природы он находил разнообразные пейзажные мотивы. Именно отсюда написаны им такие холсты, как «Жаркий день» (1948), «Цветы в крашеном ящике» (1948), «Таруса. Сарай» (1954).
Среди крымовского наследия 1950-х годов осталось много незавершенных произведений. Те большие физические усилия, которые прилагал художник во время своей работы, вероятно, не позволяли ему довести до окончательной степени завершенности многие картины.
В 1954 году, за четыре года до кончины художника, в залах Академии художеств СССР была открыта вторая персональная выставка произведений Крымова. Она пользовалась огромным успехом и вызвала горячие отклики у широкой общественности. Его творческие достижения были высоко оценены государством. Он был удостоен почетного звания народного художника РСФСР, награжден орденом Трудового Красного Знамени, избран членом-корреспондентом Академии художеств СССР.

ТЕМЫ И СЕРИИ

- Символизм. Период "Голубой розы"
- "Гобеленные" пейзажи
- Примитивизм. "Фольклорность" и "лубок"
- Классицизм
- "Шумные" картины
- "Крыши под снегом"
- Зима
- Декоративизм. Объем светотени
- Декоративизм. Цвет
- Русская деревня
- Летний день
- Театр
- "Чистый" пейзаж

МУЗЕИ

Частное собрание
ГТГ, Москва
Гос. Русский музей, Санкт-Петербург
Саратовский худ. музей
Рязанский обл. худ. музей
Гос. музей Республики Татарстан, Казань
Костромской гос. объединенный худ. музей
Астраханская обл. картинная галерея
Кировский худ. музей им.Васнецовых
Таганрогская картинная галерея
Брянский обл. худ. музей
Вологодская обл. картинная галерея
Калужский обл. худ. музей
Музей-квартира И.И.Бродского, Санкт-Петребург
Псковский музей-заповедник
Севастопольский худ. музей
Смоленский обл. музей из. и прикл. ис-в
Тульский обл. худ. музей
Чувашский гос. худ. музей, Чебоксары
Ярославский худ. музей

В историю русского искусства Н. П. Крымов вошел не только как один из лучших русских пейзажистов XX столетия, но и как крупный теоретик живописи и педагог.

Родился в семье художника. Первоначальную профессиональную подготовку получил у отца. В 1904 г. поступил в МУЖВЗ, где занимался у В. А. Серова и К. А. Коровина.

В первые годы учебы Крымов был так беден, что зачастую не мог купить краски и пользовался теми, которые счищали со своих палитр и холстов более состоятельные ученики. Это приучило Крымова к бережному обращению с красками и работе на полотнах небольших форматов.

Талант молодого художника развивался быстро. Уже одна из первых его самостоятельных вещей - "Крыши под снегом" (1906)-была приобретена В. А. Серовым для Третьяковской галереи.
Крымов участвовал в выставках объединений "Голубая роза", "Венок", СРХ. К моменту окончания училища (1911) он уже известный художник. Ранние работы Крымова ("Солнечный день", 1906; "Снегири", 1906; "К весне", 1907; "После весеннего дождя", 1908, и др.) можно назвать умеренно импрессионистическими: раздельный мазок, чистые краски, правда несколько блеклые, так сказать "нежные" и "поэтичные", - вполне в духе времени.
В пейзажах 1910-х гг. ("Лунная ночь в лесу", 1911; "Розовая зима", 1912; "Вечер", 1914; "Опушка леса", вторая половина 1910-х, и др.) Крымов стремился соединить непосредственность впечатления с декоративностью, обобщенность формы с тщательностью и тонкостью исполнения.

Крымов любит писать воду и отражения в ней, когда мир словно удваивается, когда небо сливается с землей, когда возникают неожиданные пространственные прорывы ("Утро", 1911; "Ночной пейзаж с домом", 1917; "Полдень", вторая половина 1910-х). Природа в его картинах словно замерла; какие бы природные состояния ни изображал художник, над всем господствует его собственное поэтически-созерцательное состояние.

Но иногда в работах Крымова появляются жанровые мотивы, имеющие несколько лубочный характер ("Пейзаж с грозой", "Площадь", обе 1908, и др.). В эти годы творчество Крымова, при всем его своеобразии, еще лишено цельности, и в картинах художника можно обнаружить следы влияний разных мастеров - от А. И. Куинджи до К. А. Сомова и Н. Н. Сапунова.

Однако главным для Крымова всегда оставалось живое эмоциональное восприятие природы, ему решительно чужды модные надуманные построения и безудержное экспериментаторство. Это определило характер его дальнейшего развития.
В работах 1920-х гг. - например, "Деревня летом" (1921), "К вечеру" (1923), "Русская деревня" (1925) - Крымов уже классик, в смысле осознанного возвращения к традициям русской реалистической живописи конца XIX - начала XX в. (любимые художники Крымова - И. Е. Репин и И. И. Левитан).
Честность и еще раз честность. Ничего внешнего. Никаких заученных приемов и подчеркнутых эффектов. Своеобразие и оригинальность проявятся сами собой, если художник действительно талантлив.
В работе с натуры Крымов требовал безусловной верности зрительному впечатлению. Тем не менее многие его пейзажи написаны по воображению, когда, используя отличное знание природы, художник создает своего рода живописный эквивалент определенному эмоциональному состоянию. Обобщенность своих картин Крымов объяснял тем, что он "не успевает" передать природу в целом и одновременно в многообразии деталей, в отличие, например, от А. А. Иванова, который "успевал".

Внешне основные творческие принципы Крымова кажутся очень простыми, но базируются они на глубокой профессиональной художественной культуре. При этом сам художник был не удовлетворен случайностью достигаемых результатов, отсутствием продуманного метода работы.

В 1926 г. он формулирует известную теорию "общего тона" в живописи. Не цвет, а тон, то есть сила света в цвете, - главное в живописи. Только верно взятый в тоне цвет действительно становится цветом, а не краской, одухотворяется. В качестве камертона, позволяющего определить истинную степень освещенности объекта изображения, Крымов предлагал использовать огонек свечи или спички. В сущности, художник попытался теоретически обобщить классическое, окончательно сложившееся в XIX в. понимание живописи.

Опираясь на свой метод, он написал множество прекрасных, тонких по живописи и чувству пейзажей: "Пейзаж. Летний день" (1926), "Вечер в Звенигороде" (1927), "Домик в Тарусе" (1930), "Зима" (1933), "Перед сумерками" (1935), "Вечер" (1939), "Вечер" (1944), "Цветы в крашеном ящике" (1948), "На краю деревни" (1952) и др. У Крымова было немало прямых учеников, которых он обучал по специально разработанной в соответствии со своей теорией системе. Но еще большее число художников имело возможность пользоваться его советами.

Крымов Николай Петрович