Бруни Лев Александрович

Л. А. Бруни происходил из семьи с давними художественными традициями: его прадедом был известный акварелист прошлого века П. Ф. Соколов, среди родных был знаменитый живописец-академист Ф. А. Бруни, в родстве он был и с семьей Брюлловых. "В моих жилах течет не кровь, а акварель", - шутил художник. И в самом деле, он был прирожденным акварелистом, виртуозно владел всеми секретами этой изящной и трудной техники.

Учился Бруни в Петербурге - в частной школе княгини М. К. Тенишевой, в Высшем художественном училище при АХ (1910- 11) - у знаменитых баталистов Ф. А. Рубо и Н. С. Самокиша, а в 1911 г. - в мастерской Я. Ф. Ционглинского; затем в Париже, в академии Р. Жюлиана и у Ж.-П. Лоранса(1912). Он начинал с живописи. Картина "Радуга" (1915) создавалась под влиянием древнерусских икон и одновременно одного из новейших течений европейского искусства - кубизма. Крепкие, простые объемы, строго уравновешенная композиция, сильные контрасты глубоких, насыщенных красок - красной и зеленой, синей и желтой - все говорит о стремлении художника не столько передать определенную живую натуру (молодую крестьянку в поле), сколько найти обобщенный образ спокойного величия и мощи. Но в те же и последующие годы Бруни неутомимо рисует легким, точным карандашом близких ему людей в непринужденных позах, изображает репетирующих балерин (серия "Балет", 1925), пишет нежной, прозрачной акварелью природу, артистически передавая ее подвижность, трепет ветвей и листьев на ветру. Его кисть часто наносит для этого на бумагу быстрые вибрирующие штрихи, в которых отчетливо видно точное и свободное движение руки художника. Такие работы, наиболее соответствующие порывистой натуре Бруни, и определяли, при всей их кажущейся скромности, его дальнейшее развитие.

В 1923 г. художник переезжает в Москву. Здесь он преподает в художественных институтах, занимается иллюстрированием изданий. Его легкими, трепетными рисунками украшены книги "Дон-Кихот" М. Сервантеса (1924), "Исповедь сына века" А. Мюссе (1932), "Шахнаме" Фирдоуси (1934), "Лирика" Низами (1947) и др. Особое место в творчестве Бруни занимает монументальное искусство.

С 1935 г. и до конца жизни художник руководил мастерской монументальной живописи, созданной с его участием при Академии архитектуры СССР. В самой удачной из его собственных монументальных работ художнику удалось сохранить, переведя в громадный масштаб, подвижное изящество своей акварельной техники. Населенные зверьем романтические джунгли написал он акварелью по шелку на стенах зимнего сада в Центральном доме пионеров в Москве (1935-36). Им же созданы фрески для столичного Музея охраны материнства и младенчества (1933, совместно с В. А. Фаворским), для текстильного комбината в Ташкенте (1936), павильонов Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (1939). Бруни принадлежит и роспись плафона в зрительном зале Центрального театра Советской Армии. В мертвящей атмосфере официального "реализма" 1930-40-х гг. подвижное, легкое искусство Бруни оставалось живым островком эмоционального поэтического творчества.

Бруни Лев Александрович